Дефицит XII фактора у детей: коагулопатия или лабораторная находка?

Фактор Хагемана в истории медицины   

Дефицит XII фактора, фактора Хагемана, был впервые описан Оскаром Ратноффом и Джоном Колопи в 1954 г. у 37-летнего пациента со значительным увеличением времени свертывания, но без геморрагического анамнеза. К плазме пациента были добавлены известные в то время факторы свертывания крови, но время свертывания не менялось. Ратнофф сделал вывод, что у пациента отсутствует неизвестный фактор свертывания, который он назвал фактором Хагемана. В 1991 г. было показано, что дефицит XII фактора не ассоциирован с повышенной кровоточивостью и, соответственно, не требует никакой терапии и разработки специфического концентрата. Фактор XII не играет ключевой роли в остановке кровотечений, но может служить критическим инициатором тромбоза на искусственных поверхностях, таких как катетеры, которые преимущественно изготавливаются из полиуретанов, политетрафторэтилена. Фактор XII также может играть важную протромботическую роль у пациентов с атеросклерозом и тяжелыми бактериальными инфекциями.

Материалы и методы исследования данных пациентов с дефицитом XII фактора

В многоцентровом ретроспективном исследовании проанализировали данные 92 пациентов с установленным дефицитом XII фактора, наблюдавшихся в НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева в течение 6 лет. Уточняли тромботический анамнез, проведенные оперативные вмешательства, оценивали балл по детской шкале кровоточивости Pediatric Bleeding Questionnaire (PBQ) — патологической считали оценку 2 балла и более, наличие или отсутствие геморрагических осложнений. Пациентам с геморрагическим анамнезом дополнительно проводили скрининговое лабораторное обследование для выявления патологии гемостаза. Дополнительно по показаниям оценивали активность факторов свертывания II, V, VII, VIII, IX, X, XI, XII, антиплазмина, волчаночного антикоагулянта.

Результаты исследования данных пациентов с дефицитом XII фактора

Согласно результатам исследования, распределение по полу было следующим: мальчики — 51 (55%), девочки — 41 (45%). Медианный возраст на момент диагноза составлял 8 лет. Самой частой причиной обращения к врачу гематологу были изменения в коагулограмме — 60 детей (65%), жалобы на геморрагический синдром были только у 32 пациентов (35%). Самый высокий показатель PBQ был 5 баллов, минимальный — 1 балл (в шкале PBQ отрицательный балл складывается при условии отсутствия кровотечения при оперативных вмешательствах или удалении зубов). 27 детей (29%) имели 2 и более баллов PBQ, в то время как 65 детей (71%) имели баллы 1 или 0.

У 22 (24%) были проведены различной сложности оперативные вмешательства. Средний балл PBQ у данной группы составил 1 балл. 4 пациента (18%) превентивно получали трансфузию свежезамороженной плазмы (СЗП), 18 пациентов (82%) не получали заместительных трансфузий плазмы. Ни у одного из пациентов, получивших или не получивших СЗП, не было обнаружено пери- или послеоперационных кровотечений.

Авторы сообщения подчеркивают, что не было отмечено статистически значимой ассоциации активности XII фактора и выраженности геморрагического синдрома по данным шкалы PBQ (р = 0,6).

В группе пациентов (19 детей) с активностью ХП фактора ниже 10% было проведено 5 оперативных вмешательств: 4 без гемостатической поддержки и одно на фоне использования СЗП — без кровоточивости. В группе пациентов с патологическим баллом PBQ 2 и более (27 детей) наиболее частой жалобой были носовые кровотечения, кожный геморрагический синдром и кровотечения со слизистых оболочек. Данной группе пациентов было проведено обследование системы гемостаза и не выявлено конкурентных дефицитов факторов или тромбоцитопении/патии.

Ни у одного пациента из 92 обследованных не обнаружено эпизодов тромботических осложнений за все время наблюдения.

Выводы на основании результатов исследования данных пациентов с дефицитом XII фактора

Авторы считают, что, учитывая полученные данные и мировой опыт по ведению пациентов с дефицитом XII фактора, можно сделать вывод, что таким пациентам требуется стандартный подход, принятый в практике центра, проводящего оперативные вмешательства. Дефицит XII фактора, наиболее вероятно, является лабораторной находкой и не увеличивает частоту кровотечений или тромбозов, не требует дополнительной гемостатической или антитромботической терапии.

При этом дефицит XII фактора не исключает конкурентные коагулопатии или тромбоцитопении/патии и при наличии геморрагического анамнеза требует исключения других причин повышенной кровоточивости.

Источник:

Д. Б. Флоринский, П. А. Левин, А. В. Пшонкин, Д. В. Федорова, М. П. Калинина, А. В. Полетаев, Е. А. Серегина, Н. С. Грачев, П. А. Жарков. Дефицит XII фактора у детей: коагулопатия или лабораторная находка? Педиатрия им. Г. Н. Сперанского. 2022; 101 (2): 50–55.

Эволюция термометрии
Артериит Такаясу у детей
Меню