Вклад омализумаба в достижение контроля хронической спонтанной крапивницы у детей

Считается, что у детей хроническая спонтанная крапивница (ХСК) встречается редко. Однако показано, что это заболевание крайне негативно влияет на качество жизни ребенка и его семьи.

В настоящее время основной группой препаратов для лечения ХСК у детей являются Н1-антигистаминные средства 2-го поколения (АГП2). Известно, что до трети пациентов с ХСК демонстрируют резистентность к терапии антигистаминными препаратами.  В этой связи на протяжении последнего десятилетия в мировой медицинской науке много внимания уделяется поиску новых методов лечения.

Омализумаб (анти-IgE моноклональное антитело) — единственный генно-инженерный биологический препарат (ГИБП), разрешенный в странах Европейского Союза и Российской Федерации для лечения больных с ХСК среднетяжелого и тяжелого течения.

На базе ФГАУ «НМИЦ Здоровья Детей МЗ РФ» и НИИ педиатрии и охраны здоровья детей ЦКБ РАН проведено трехлетнее сравнительное исследование по изучению эффективности добавления омализумаба к стандартной терапии детей в возрасте 1-17 лет с ХСК.

Пациенты первой группы (41 ребенок) получали стандартную терапию: антигистаминные препараты 2-го поколения (АГП2) в стандартной или увеличенной дозировке не менее 3 месяцев и/или иммунодепрессанты, короткие курсы ГКС при обострении (по потребности). Пациенты второй группы (17 человек) получали в дополнение к стандартному лечению омализумаб (300 мг 1 раз в 4 нед. подкожно в течение 6 месяцев). Исходы терапии оценивали через 6 месяцев (по данным из истории болезни) и через 36 месяцев (путем опроса по телефону): определяли частоту достижения контроля над болезнью (ремиссии ХСК; ИАК7 = 0 (индекс активности крапивницы за предшествующие 7 суток)), дополнительно определяли количество обострений ХСК, потребовавших применения глюкокортикостероидов (ГКС).

При анализе результатов исследования было выявлено, что частота ремиссии заболевания (ИАК7 = 0) к 6 месяцу терапии была достоверно выше у пациентов в группе омализумаба —76% (во второй группе — 0%). ИАК7 в группе омализумаба составил 0 баллов, в группе пациентов, получавших стандартную терапию — 13 баллов.

Через 36 месяцев в группе омализумаба ремиссия отмечалась у 53% пациентов, в группе сравнения — у 32%. ИАК7 в группе омализумаба составил 0 баллов, в группе сравнения — 8 баллов. В течение трех лет наблюдения снизилось применение системных ГКС для купирования обострений: в группе омализумаба — в 7, в группе АГП2 — в 2,4 раза.

Таким образом, авторы делают вывод, что добавление омализумаба к стандартной терапии ХСК в большинстве случаев позволяет достоверно быстрее достичь контроля над болезнью.  Однако известно, что многим пациентам недостаточно данного курса лечения. При хорошем ответе на омализумаб у некоторых больных спустя 6–12 месяцев после окончания терапии ГИБП развился рецидив крапивницы. Согласно литературным данным, существует мнение, что при эффективности омализумаба терапию им следует продолжать до достижения стойкой ремиссии.

В заключение, авторы подчеркивают, что необходимы дальнейшие исследования для уточнения оптимальной длительности курса применения препарата у детей с ХСК, а также для определения лабораторных предикторов его эффективности.

Источник:

Калугина В.Г., Вишнёва Е.А., Намазова-Баранова Л.С. Эффективность добавления омализумаба к стандартной терапии детей с хронической спонтанной крапивницей: сравнительное наблюдательное исследование. Педиатрическая фармакология. 2020; 17 (3): 179–186. doi: 10.15690/pf.v17i3.2122

Синдром Хантера: клинический случай ранней диагностики заболевания
«Гибкий младенец» с синдромом Элерса Данлоса: описание клинического случая
Меню