Синдром Фишера-Эванса: уникальный опыт гематологов НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева

Синдром Фишера-Эванса (СФЭ) — это сочетание аутоиммунной гемолитической анемии (АИГА) и иммунной тромбоцитопении (ИТП), которые могут развиваться одновременно или последовательно, иногда сочетаются с иммунной нейтропенией. Наиболее часто выявляемыми заболеваниями, приводящими к развитию СФЭ, являются аутоиммунный лимфопролиферативный синдром (АЛПС), общая вариабельная иммунная недостаточность (ОВИН) и системные аутоиммунные заболевания, среди которых чаще всего встречается системная красная волчанка (СКВ). Недавно были также описаны синдром MonoMac (GATA2 дефицит), дефицит CD27, LRBA-синдром, синдром активированной PI3KD, Х-сцепленный иммунодефицит с дефектом транспорта магния (дефицит MAGT1) и ряд других генетических поломок, ассоциированных с синдромом Фишера-Эванса.

Специалисты НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева провели ретроспективное исследование, в которое включили 54 пациента с клиническим диагнозом СФЭ (28 мальчиков и 26 девочек от 0 до 16 лет). Критерием включения было отсутствие у пациента на момент дебюта СФЭ других заболеваний, объясняющих цитопению.

Врожденный дефицит фермента ADAMTS13 (врожденная тромбоцитопеническая пурпура) был диагностирован у 3 пациентов в возрасте до 1 года. Двум пациентам с врожденной ТТП после уточнения диагноза удалось вовремя скорректировать терапию (регулярные заместительные трансфузии свежезамороженной плазмы) и 1 пациент умер от осложнений терапии с ложным диагнозом.

Генетически подтвержденное первичное иммунодефицитное состояние (ПИДС) выявлено у 25 детей. Еще у 14 детей, при наличии характерных клинической картины и результатов стандартного иммунологического исследования, генной поломки, объясняющей ПИДС, не выявлено. Таким образом, диагноз идиопатический (первичный) СФЭ после обследования остался у 12 пациентов.

Чаще всего при СФЭ изначально развивалась изолированная цитопения. ИТП в качестве первой цитопении была у 22 (43,1%) пациентов, АИГА — у 15 (29,4%), одновременное развитие АИГА и ИТП встречалось у 8 (15,7%) больных.

Летальность среди пациентов с СФЭ составила 9,8% (n = 5).

Положительная прямая проба Кумбса отмечена у 49 (96%) из 51 пациента. В подавляющем большинстве случаев положительная прямая проба Кумбса была обусловлена антителами класса IgG (70% случаев).

Все пациенты в качестве терапии первой линии получали глюкокортикостероиды (ГКС) и/или внутривенные иммуноглобулины (ВВИГ). Монотерапию ГКС в дозе 2 мг/кг получили 22 пациента со вторичным СФЭ и 9 — с идиопатическим СФЭ. Она была кратковременно эффективной у 58% пациентов, получивших данное лечение. Монотерапия ВВИГ в целом не позволила достичь стойкой ремиссии ни в одном случае, кратковременный ответ был констатирован у 58% пациентов.

На терапию первой линии в виде комбинации ГКС и ВВИГ ответ получен у 18 больных, однако стойкая ремиссия достигнута только у 3 из 22 пациентов (13,6% от получивших данную терапию).

Препаратами, которые в основном назначались в качестве терапии второй линии, были ритуксимаб, микофенолата мофетил (ММФ) и их комбинация. У 10 пациентов со вторичным СФЭ была эффективна монотерапия рапамицином и его комбинацией с ритуксимабом.

Авторы настоятельно рекомендуют всем детям с СФЭ проводить более углубленное обследование, включая иммунологическое и генетическое, в целях своевременной диагностики предрасполагающего иммунодефицитного состояния и исключения врожденной ТТП. При выборе терапии необходимо помнить, что использование ритуксимаба в комбинации с ММФ наиболее эффективно в случае развития рецидива или неэффективности первой линии терапии.

Источник:

Кузьминова Ж. А. и соавт. Вопросы гематологии/онкологии и иммунопатологии в педиатрии. 2021; 20 (2): 74–83. DOI: 10.24287/1726-1708-2021-20-2-74-83

Астенический синдром у школьников: от риска развития до диагностики и лечения
Основные характеристики распространенных инфекционных синдромов в Англии
Меню