Длительная лихорадка у ребенка – повод для расширенного диагностического поиска

Известно, что, несмотря на современные методы лабораторной и инструментальной диагностики, верификация причин длительной лихорадки остается затруднительной, в 10% случаев ее расшифровать не удается. Следует дифференцировать лихорадку от гипертермии, при которой отсутствуют как экзогенные, так и эндогенные пирогены, температура тела повышается в ответ на высокую температуру окружающей среды, на укутывание ребенка.

К критериям лихорадки неясного генеза (ЛНГ) разработанным R. Petersdorf и P. Beeson еще в 1961 году и сохранившим актуальность в настоящее время, относят:

  • повышение температуры тела до 38 °С и выше при нескольких измерениях;
  • длительность лихорадки по меньшей мере в течение 3 нед.;
  • неясность диагноза после стационарного обследования в течение 1 нед.

Зачастую, больные с наличием субфебрилитета, беспокоящего как родителей пациента, так и врача, направляются на консультации или госпитализацию с диагнозом «лихорадка неясного генеза», что не соответствует критериям ЛНГ.

В настоящее время выделено 4 варианта ЛНГ: классический вариант ЛНГ, нозокомиальные лихорадки, лихорадки на фоне нейтропений, лихорадки у больных с ВИЧ-инфекцией. Наибольшее клиническое значение имеет классический вариант ЛНГ.

Педиатры Детской городской клинической больницы им. З.А. Башляевой представляют клинический случай, подтверждающий, что как правило, в основе длительной лихорадки лежит не эксклюзивная патология и не какие-либо малознакомые врачу болезни, а известные заболевания с необычным дебютом.

Клинический случай

Девочка, 2,5 года, поступила с жалобами на повышение температуры до фебрильных цифр в течение 1,5 мес. при отсутствии катаральных явлений, с периодическими болями в суставах на высоте лихорадки. Из анамнеза стало известно, что 1,5 месяца назад ребенка укусило неизвестное насекомое (за городом) с выраженной местной реакцией в виде ограниченной округлой гиперемии, плотной на ощупь, диаметром 5–6 см, без зуда. При обращении в один из стационаров диагностированы инфекция мочевых путей, ОРИ, артропатия.  Выявлено повышение СОЭ (до 61 мм/ч), повышение белков острой фазы воспаления, диспротеинемия, умеренная лейкоцитурия; при УЗИ брюшной полости – небольшое количество свободной жидкости в брюшной полости.

При поступлении в ДГКБ им. З.А. Башляевой: СОЭ – 56 мм/ч, СРБ – 23,4 мг/л (норма 0–10), В коагулограмме: фибриноген – 6,01 г/л (норма 1,8–3,5), АЧТВ – 24” (25–35), D-димер – 2947 нг/мл (норма до 500). Выявлена умеренная гепатомегалия, спленомегалия; небольшое количество свободной жидкости в брюшной полости и в левом коленном суставе.

На фоне лихорадки на 12-й день пребывания в отделении отмечено появление сыпи в виде необильных розовых пятнистых элементов, самостоятельно исчезнувших в течение дня. На следующий день появилась припухлость левого голеностопного сустава, болезненность, ограничение движения, повышение местной температуры.  На УЗИ в динамике отмечали увеличение количества свободной жидкости в брюшной полости и в левом голеностопном суставе.

Наличие фебрильной лихорадки, появление нестойких высыпаний на коже, лимфоаденопатии, гепатоспленомегалии, суставного синдрома в виде нестойких артралгий в дебюте с последующим формированием артрита, серозита (жидкость в брюшной полости, полости перикарда), островоспалительные лабораторные показатели позволили поставить клинический диагноз: ювенильный ревматоидный артрит (ЮРА), системный вариант с высокой активностью.

Авторы отмечают, что в данном случае, поставить диагноз системного варианта ЮРА ребенку с лихорадкой в течение 1,5 мес. без кожных высыпаний и артрита, а только с эпизодами кратковременных артралгий было затруднительно. Отрицательная динамика и развернувшаяся клиническая симптоматика позволили верифицировать диагноз и выяснить причину лихорадки. В этом клиническом наблюдении отягощенный эпидемиологический анамнез лишь способствовал расширению диагностического поиска.

Источник: Захарова И.Н., Османов И.М., Творогова Т.М., Горяйнова А.Н., Дмитриева Ю.А., Воробьева А.С., Короид Н.В. Длительная лихорадка у ребенка: в чем причина, как обследовать, лечить или не лечить? Медицинский совет. 2020;(10):151–162. doi: 10.21518/2079-701X-2020-10-151-162.

Анафилаксия и витамин D: есть ли связь?
Есть ли связь между пищевыми предпочтениями детей и их родителей?
Меню